22 мая 2016

Совок - это путь сумасбродного разрушения.

Не могу не привести отрывок из статьи В.В. Кумарина (1928-2002) о системе Макаренко.
Этот отрывок больше не про саму систему Макаренко, а о том, к чему приводит совок.

Сначала слепо копировать и лишь потом двигаться дальше



Россия всегда славилась инноваторством, а если говорить точнее - головотяпством.
Афины, Рим, Вавилон, Александрия - это для них, европейских “копировальщиков”. А мы, народ “творческий”, сами с усами. Нас и умом не понять и общим аршином не взять. Даже железнодорожную колею сделали шире, чем везде,- не дай, Бог, заподозрят в “слепом копировании” заморских образцов. Теперь на века все вагоны и паровозы, которые едут “туда” переносятся на “их” рельсы, а которые едут к нам - на наши, “самобытные”.
Но это лепесточки. Ягодки обсыпали все кустарники, когда было объявлено, что “социализм есть живое творчество масс”. Тут-то и началось. НЭП в творческом порыве тут же заменили колхозно-крепостническим строем. Отечественного товаропроизводителя - кулака отстреляли до единой особи. К земле приставили “беднейшее крестьянство”, которое научилось стрелять из винтовки (дело простецкое, сам офицер), но пахало и сеяло из рук вон плохо за недостатком трудовых способностей. Клянусь, как перед Богом, что не клевещу: по данным академика ВАСХНИЛ В.А. Тихонова количество прирождённых неумех при ЛЮБОЙ социальной системе составляет не менее 20%[94].
Дальше больше. Вавилова поменяли на Лысенко. Луначарскому и Крупской предпочли генерала Бубнова. Вместо одного Бухарина создали целую “философскую армию” под водительством Митина, Юдина и Презента. Вообще: всю элиту - в ГУЛАГи, а вакансии заполнили швондерами и шариковыми, которым, под авансы “научных психологов” были дарованы номенклатурные и учёные титулы, руководящие кресла всех размеров.
То, что было потом, объясняется этой главной “инновацией”. В начале века коэффициент ЭЛИТЫ равнялся в России 8%. К 1980 году от него остались 0,8%, то есть на 0,2% МЕНЬШЕ того, сколько требуется, чтобы жизнь популяции хотя бы теплилась, чтобы процесс деградации, который идёт полным ходом, не стал НЕОБРАТИМЫМ.
Перечислительно напомню, сколько раз давала знать о себе, чтобы её заметили и притормозили, эта ПРИРОДНАЯ катастрофа. Обь и Енисей чуть-чуть не успели развернуть в обратном направлении с риском сдвинуть земную ось. Деньги для Нечерноземья - тогда бы вся Россия кормилась от пуза под носом у Москвы - вбухали в целину, а пшеницу стали ввозить из Канады и Америки. Для устранения конкуренции “тучным колхозным стадам” пустили под нож всё поголовье крупнорогатого скота на личном подворье, а Черкизовский комбинат посадили на говядину из Аргентины и свинину из Германии. Когда поняли, каких наломали дров, хотели выбраться, но, опять же, не иначе, как самобытным, “творческим” способом: почти все 22 миллиона квадратных километров территории засеяли кукурузой. Результат у всех на слуху и на памяти.
Миллионы гектар затопленных лесов и угодий при строительстве ГЭС, мамаево опустошение русской земли посредством ликвидации “неперспективных” деревень, возобновлявших себя веками, глобальное отравление всего и вся отходами промышленных монстров. Всё это и многое другое тоже на счету люмпенского вторжения в гармоничное царство законов Природы, результат гигантского репрессивного сдвига в природном соотношении между элитой, которая является мозгом страны и “самым многочисленным классом”, который пусть и не на всей планете, но всё-таки оправдал надежды “основоположников”. Захватив власть, пролетариат действительно показал, на что он способен. К тому, о чём только что было сказано, можно добавить общеизвестное, а именно: 65 миллионов человеческих жизней, в том числе и пролетарских, пришлось заплатить за коммунистическую “инновацию” в одной лишь России.
Сегодня коммунистическая идея зацепилась только в школе, приняв вид “государственного образовательного стандарта”, т.е. всё той же УРАВНИЛОВКИ и ПРИНУДИЛОВКИ.
Макаренко не был бы самим собой, если бы точно не знал, чем заканчиваются “творческие подходы” - сегодня их называют инновациями - вообще, а в школе особенно. Поэтому всем, кто решится сегодня повторить его опыт и добиться таких же фантастических результатов,- а это вполне реально, поскольку главное он сделал, испытал и предъявил к серийному использованию,- следует в первую очередь вчитаться в каждую строчку его завещания - предупреждения, а скорее всего делового наказа:
Только ЦЕЛЬНЫЙ опыт, проверенный и в самом его протекании и в РЕЗУЛЬТАТАХ, только сравнение цельных комплексов опыта может предоставить нам данные для выбора и решения. Очень важно при этом, что здесь возможна одна ЧРЕЗВЫЧАЙНО ОПАСНАЯ ОШИБКА. Я имел возможность наблюдать несколько попыток отбора такого цельного опыта и всегда при этом встречал и указанную опасную ошибку. Она заключается в том, что принимая опыт в целом, участники отбора обязательно стараются внести в него КОРРЕКТИВЫ, т.е. осуждают отдельные приёмы или вставляют дополнительные, новые, СОБСТВЕННОГО ИЗОБРЕТЕНИЯ. Нечего и говорить, что эти изменения производятся всё по тому же излюбленному методу ДЕДУЦИРОВАННОГО СРЕДСТВА (т.е. посредством авторитарных этических догм: “наказание воспитывает раба”, “коллектив подавляет личность”, “государственный образовательный стандарт” гарантируют социальную справедливость - всем сёстрам по серьгам и многие другие шарлатанские прибамбасы. - В.К.), иначе говоря, производятся БЕЗ ВСЯКИХ ОСНОВАНИЙ. А между тем это приводит к ПЕЧАЛЬНЫМ РЕЗУЛЬТАТАМ. Нарушенная в своей органической цельности система делается БОЛЬНОЙ СИСТЕМОЙ, и пересадка опыта оканчивается неудачей[95].
Казалось бы, яснее некуда: или “слепое копирование” и повторение успеха, или “творческий подход” и полный провал плюс чёрная тень на самую совершенную педагогическую технологию. Но “пролетарская интеллигенция”, желая, видимо, показать кузькину мать своим старорежимным, породистым двойникам по названию, выбирает... “творческий подход”!
Самой собой разумеется, что толковался “творческий подход” тоже “творчески”, т.е. так, как его и поныне толкует дипломированный люмпен, который собрался в АПН-РАО. В обычном, общечеловеческом толковании творческий подход означает очень понятную и единственно разумную процедуру. Покупают, скажем, за большие деньги, технологию изготовлению джинсовой ткани, из которой шьются великолепные джинсовые портки, и начинают выращивать особый сорт хлопка, конструируют для этого особого сорта особые ткацкие станки с особо высокой плотностью набивки, строят особые цеха для особых станков, разрабатывают особые красители и т.д. Творчество проявляется в том, что умные головы изловчаются создать все условия для того, чтобы технология, за которую отвалили сотни миллионов баксов, могла проявить себя в таком конечном результате, который не уступает любой забугорной фирме. И так во всём, т.е. дополнительных хлопот полон рот, но все они преодолеваются.
Апээновский “творческий подход” с таким толкованием не имеет ничего общего. Для него главный вопрос в том, как принципиально новую, суперэффективную технологию приспособить к наличным производственным условиям. Как, допустим, “Лебединое озеро” станцевать не на сцене “Мариинки”, а на сцене избы-читальни в деревне Гнилопёровка (это название придумал не я, а Константин Дмитриевич Ушинский). И тут выход один: поставить посреди избы корыто с водой, запустить в него пару гусей, а местным гармонистом заменить симфонический оркестр. Именно эту разновидность “творческого подхода” называют “русской смекалкой”. Именно эту разновидность “творческого подхода” апээновские “творцы” применили к СОБСТВЕННО ВОСПИТАНИЮ, совершив педагогическое преступление века.
Вместо первичного коллектива - разновозрастного отряда поставили класс. Директора, как главного зодчего коллектива, превратили в завхоза и администратора. Параллельное педагогическое действие подменили тошнотворным морализированием. Привычку выкинули как отрыжку бихевиоризма. Туда же отправили “гимнастику поведения”. Требование отделили от уважения. Из наказания и поощрения выпотрошили всю макаренковскую начинку. Совет командиров свели к учкому, а Общее собрание, бывшее в колонии и коммуне всесильным гласом народа представили в обличье школьной линейки, перед которой раз в месяц кто-нибудь из начальства выступает с административной накачкой. Традиции? Игра в военизацию? Эстетика быта? Свободная мастерская? Труд? Управляемость? Про них вообще не вспомнили.
Когда стало ясно, что результат, который выдавали колония имени Горького и коммуна имени Ф.Э.Дзержинского, не получается, тут же нашли типичное для апээновской логики объяснение: для обычной школы технология Макаренко не подходит. То, что было хорошо для “ТОГО ВРЕМЕНИ”, для “ТОГО КОНТИНГЕНТА” и для “ТЕХ ИСТОРИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ” в “НАШЕ ВРЕМЯ”, для “ЭТОГО КОНТИНГЕНТА” и для “ЭТИХ ИСТОРИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ” безнадёжно устарело.
Сегодня, после почти векового коммунистического ига страна потихоньку приходит в себя. Но школа, на которую лежебоки из наробраза и АПН-РАО хитромудро навесили ярлык “консервативности” (как орденом наградили!), продолжает деградировать. Кто остановит это движение к пропасти? Кто вместо побрякушек для отвода глаз (12-летка, ЕГЭ и т.п.) займётся делом и вспомнит про бесценное наследие НАШЕГО, РОДНОГО, отечественного гения? Ау, умные, энергичные, волевые директора школ! Вам-то зачем министерская и апээновская бодяга? Неужто боитесь, что не осилите? Закатывайте рукава и начинайте переучиваться. Ради спасения детства, ради последней надежды России.
И ни на кого не бойтесь. Жареный петух подбирается к самому президенту, который, увы, тоже не имеет понятия о СОБСТВЕННО ВОСПИТАНИИ и не разобрался в идиотизмах прокоммунистической АПН-РАО и минобраза той же ориентации. Вот-вот клюнет, невзирая на высшую неприкосновенность, и ситуация изменится в корне. И не потому, конечно, что я “накаркал”, а потому, что не может не измениться под давлением всемогущей человеческой Природы, врождённых человеческих потребностей и способностей.