27 октября 2016

Фонды Прямых Инвестиций - Новый Пузырь?

Тем, кто хочет послушать, - видео в конце.

Henry Kravis и George Roberts, чьи фамилии в названии KKR отпраздновали свои 72-ое и 73-е дни рождения. Steve Schwarzman, занимающий ту же позицию в Blackstone, стукнуло 69, второму человеку в Блэкстоун сейчас 65. А Davidу Rubenstein, William Conway и Daniel D’Aniello, трио стоящее во главе Carlyle - 67, 67 и 70 лет. Leon Black - основателю и главе Apollo стукнуло 65.
Эти люди управляют четырьмя крупнейшими фирмами прямых инвестиций.
KKR был основан в 1976 году.

Такое профессиональное долголетие фондов прямых инвестиций -
по-настоящему выдающееся.

Стандартная формула которую используют фонды прямых инвестиций - покупка бизнесов, за счёт собственных денег, денег институциональных инвесторов и большого количества заёмных денег, после этого минимизация налогового бремени компании, сокращение затрат (сюда входит и избавление от рабочих, и от непрофильных активов, нерентабельных направлений, заводов, помещений, оборудования), при этом фонды берут комиссию от размера привлечённых средств на покупку бизнеса (в районе 2-3%) за управление, а затем от прибыли, полученной в результате продажи уже успешного бизнеса (обычно в районе 20%) это обычно происходит через 5-10 лет.

И хотя мы наблюдаем за последний год падение акций четвёрки на более чем 20%,
новые фонды прямых инвестиций появляются с удивительной скоростью, даже появляется чувство, что надувается пузырь.
В 1980-ом году было 24 фонда прямых инвестиций. В 2015 их было 6628, из которых 620 появились в 2015 году. Такое расширение потрясает, учитывая то, что происходило до сих пор в бизнесе и финансах.
Для Америки, а тут есть много информации об этом, количество банков было максимально в 1984-ом, ПИФов - в 2001-ом, компаний - в 2008-ом, и хедж-фондов, возможно в 2015-ом. Венчурные компании также множатся, но их можно назвать фондами прямых инвестиций для компаний-птенцов.

Клиенты, которые захотят забрать деньги из банка, могут это сделать в любой момент, из ПИФа - на следующий день, из хедж-фонда - один раз в месяц, квартал или год, в редких случаях один раз в два года.
Стабильность, которую даёт структура фонда прямых инвестиций, откуда вообще нельзя забрать деньги до продажи бизнеса, позволила этим фондам вырасти в предприятия невероятных масштабов. Если посмотреть на сами фонды, это не будет так очевидно. Рыночная капитализация большой четвёрки - в районе 50 млрд долларов, что едва входит в топ-100 Fortune500, а занято у них 6000 человек. Но стоимость и экономическая важность компаний, которые находятся в их управлении  намного выше. Так в 275-ти компаниях из портфолио Carlyle занято 725 000 человек, в 115-ти компаниях под управление KKR - 720 000 человек.

Согласно данным Bain, консалтинговой фирме, в 2013-ом году компании под управлением фондов прямых инвестиций составляли 23% всех средних Американских компаний, и 11% всех больших компаний.
Не так давно все эти компании принадлежали армии индивидуальных акционерных инвесторов.

Как только компании до этого бывшие публичными выкупаются фондами прямых инвестиций, прекращается и выпуск отчётов о корпоративных прибылях. Общественность становится отрезанной от капитального компонента капитализма, и в результате скорее всего не будет поддерживать правительственные программы, которые помогают бизнесу.

Мой комментарий:В принципе прояснился механизм набирания нового корпоративного долга, не просто через облигации, возможно это уже не работает, когда уже дело швах, но фонд прямых инвестиций может убедить, что сейчас они придут, порядок наведут, при этом берут долгов на покупку компаний, а т.к. фонды прямых инвестиций - это долгосрочный проект, лет на 5-10 сразу эта схема не рухнет Но как чувствуется - это и есть последний пузырь, когда все поймут, что даже эти фонды компаниям не помогли. Или нет? Сколько им осталось - не понятно, год или пять?


источник: The Economist UK, October 22nd-28th 2016, перевёл и допилил: egoi7t