15 апреля 2017

Благотворительные фонды, действующие по указанию доноров

Джефф Пауэрс (Jeff Powers) был воспитан как “хороший католический мальчик”. Поэтому, когда он продал свой бизнес настенных креплений в 2012 году за $225 млн, он захотел вернуть долг обществу. И, как и многие филантропы, он начал свою деятельность ближе к дому. Он пожертвовал больнице, где его сын провёл месяцы, восстанавливаясь после автомобильной катастрофы. Он помог заплатить за бассейн в школе, куда ходят его дети. Сегодня он поддерживает все виды начинаний, от стипендий во Флориде до уличных кухонь в Нью-Йорке.



Способ, при помощи которого мистер Пауэрс финансирует эти проекты, может показаться странным на фоне типов благотворительности “старой школы”. Традиционно начинающие филантропы либо жертвовали на благотворительность напрямую, либо создавали фонд. Но мистер Пауэрс использует фонд, следующий пожеланию доноров ФПД (donor-advised fund DAF), вид счёта, обслуживаемого некоммерческой организацией, в его случае Благотворительным Фондом Дарения Банка Америки (Bank of Amerika Charitable Gift Fund), подразделение банка. ФПДы берут своё начало в Великобритании и Канаде, но они в основном являются американским феноменом.

ФПДы - это перевалочные станции для донорских долларов. Мистер Пауэрс кладёт какое-то количество денег в ФПД и, по мере того как он размышляет, куда эти деньги направить, Банк Америки эти деньги инвестирует (для получения дохода - прим. перевод) за него. В какой-то момент он определяется с получателем благотворительности и , так как это благотворительность по определению Налоговой Службы США (Internal Revenue Service IRS), банк осуществляет перевод гранта от его имени. Мистер Пауэрс очень доволен своим ФПД и превозносит удобство и налоговые преимущества.

Ничего не указывает на то, что Пауэрс не является лишь одним из множества людей, которые используют ФПДы для благородных филантропических побуждений. Тем не менее не все рады таким фондам.
Огромный всплеск их популярности, вызванный выходом на этот рынок финансовых фирм, перестраивает мир филантропии. Скептики говорят, что не ясно, действительно ли ФПДы увеличивают количество денег, которые доходят до нуждающихся, и что налоговые поблажки, которые с ними связаны, в основном созданы в угоду богатеев. Более того, непрозрачность оставляет ФПДам большое поле для злоупотребления. Один из давних предметов беспокойств - это то, что они используются для обхождения правила, обязывающего фонды делать ежегодные пожертвования на благотворительность. Анализ, проведённый журналом The Economist, показывает, что это действительно происходит.

Их взрывной рост произошёл совсем недавно, но ФПДы известны с 1930-х. Их использовали общественные организации для продвижения местной филантропии, а также некоммерческие организации, занимающиеся одной проблемой или объектом, такие как музеи. Но только в 1969 году, когда новые правила отчётности снизили давление надсмотрщиков с фондов, ФПДы начали расцветать. В 1991 году одобренная Налоговой Службой компания Fidelity Charitable, некоммерческая организация, связанная с группой паевых фондов, была организована для предоставления ФПДов своим клиентам, став первым коммерческим поставщиком таких услуг.

К 2000 году многие другие финансовые фирмы предоставляли такие фонды, включая Schwab и Vanguard, обе фирмы сейчас являются гигантами ФПДов. С тех пор индустрия основательно надулась: с около 180 000 американских ФПД в 2010 году до более 270 000 в 2015, легко превысив число фондов. Активы, которые находятся в ФПДах удвоились в стоимостном выражении за это время до почти $80 млрд. В прошлом году Fidelity Charitable поглотил United Way, традиционную некоммерческую организацию, чтобы стать самой большой в США благотворительной компанией по величине благотворительных взносов от населения.

Многие компании, предоставляющие ФПДы, увидели ещё один недавний всплеск пожертвований, вызванный страхами, что администрация Трампа может снизить налоговые послабления для филантропов. Между ноябрём 2016-го и январём 2017-го, Schwab наблюдали 68% рост притока денег благотворителей, в сравнении с тем же периодом прошлого года. Другие компании также говорят о большом росте.

Даже если больше денег приходит в ФПДы, они не обязательно достигнут нуждающихся как только они покинут эти фонды. The Economist разобрался в доступных данных последних 12-ти месяцев по пожертвованиям, сделанным тремя самыми большими поставщиками ФПДов - на окончание года в июне 2016 для Vanguard и окончание года в июне 2015 для Fidelity и Schwab (Vanguard и Schwab исключают из данных пожертвования менее $5 000). Многие платежи пошли на достойные цели такие как  Medecins Sans Frontieres и Красный Крест (Red Cross). Но стоит отметить, что самые большие получатели пожертвований из ФПДов - это никто иной как Fidelity. Третий по величине получатель - это American Endowment Foundation, которая в свою очередь тоже предоставляет ФПДы. Поставщики ФПДов говорят, что это всего лишь безобидное реорганизация персональных финансов. Но они поддерживают утверждение, что ФПДЫ не всегда переводят деньги благотворительным организациям, которые в них нуждаются.

ФПДы особенно популярны среди религиозных организаций, хотя эксперты не знают почему. Церковь Мормонов это второй по величине получатель долларов ФПДов. Американская Еврейская Мировая Служба (American Jewish World Service) и Еврейский Общественный Фонд (Jewish Communal Fund) также находятся на верху списка. Fidelity позволять делать пожертвования только кратные $5 и $18, последнее является счастливым числом в иудаизме.

Налоговые послабления - важная причина, почему филантропы всех мастей любят ФПДы. По американским законам пожертвования на благотворительность, включая ФПДы, поощряется большими налоговыми вычетами, чем те, что делаются фондам, потому что дар здесь рассматривается как немедленно используемый на благие дела. Более того, так же как и передача напрямую на благотворительные цели, налоговые привилегии могут быть учтены в бухгалтерии в год пожертвования, даже если получатель этих средств может быть ещё не выбран. (что происходит в случае ФПДов) По опросу Fidelity в 2015 году 90% доноров обозначили это главной причиной выбора ФПДа.

Ещё одно преимущество в том, что коммерческие поставщики ФПДов принимают не только деньги - когда только деньги принимает большинство некоммерческих организаций - но и неликвидные подарки, такие как предметы искусства или землю. Как только компания получает актив, она пытается его продать и зачислить выручку по продаже на ФПД донора. Не публично торгуемые акции компаний, которые выросли в цене, также являются частым даром: налоговые вычеты применяются по текущей рыночной цене - такой выгоды не предоставляют обычным фондам. В 2013 году около 28% всех взносов в ФПДы были неденежными.

Более того, когда налоговые законы требуют от фондов избавляться на благотворительность от как минимум 5% своих активов ежегодно, ФПДы не подпадают под такие требования. Поэтому доноры располагают большим временем, чтобы взвесить свои варианты. ФПДы также очень просты в использовании. Аналогично интернет-банкингу, платформы ФПДов позволяют перевести деньги в несколько кликов. Цена создания составляет малую долю цены создания фонда, без нужды нанимать юристов для заполнения пачек бумаг.

Любители ФПДов заявляют, что это удобство стимулирует филантропию. Согласно Fidelity, две трети их доноров говорят, что это платформа позволяет им жертвовать больше, другие коммерческие поставщики ФПДов предоставляют схоже цифры. Хотя это не отражается в национальной статистике. Рэй Мэдофф (Ray Madoff), налоговый эксперт в Бостонском Колледже Boston College, отмечает, что доля денег, которая идёт на благотворительность в Америке не изменилась за последнее десятилетие, и составляет примерно 2% от доступных чистых доходов.(хотя, конечно, т.к. ФПДы всё ещё составляют менее десятой доли всех благотворительных выплат, многие другие факторы могут играть в этом роль)

Взвесить все про и контра трудно из-за недостатка данных. Цифры по индивидуальным счетам не публикуются - поэтому невозможно узнать, например, тысячи доноров, сидят ли они на своих активах, собрав налоговые вычеты, или же реально распределяют на благотворительные цели.

Давай и получишь

Единственные доступные данные - это агрегированные данные сервисов ФПД. Согласно этим данным каждый год около 20% активов идут на благие цели. Это намного больше чем средние для фондов 7%. Но это сравнение обманчиво. Фонды, в отличии от ФПДов, созданы на бессрочных условиях и поэтому стремяться планировать расходование грантов по годам. Другое отличие - это то, что выплаты ФПДов очень неравномерны: в какой-то год около пятой части сервисов ФПДов не выплачивают и одного гранта, и, как уже отмечалось, некоторые выплаты идут в другие ФПДы. Более того, доля выплат - отношение совокупных активов и покидающих ФПДы - падает. Так у Fidelity ежегодная доля выплат упала с 21% до 16% с 2008 по 2014, последний год, для которого доступны данные. У Schwab и Vanguard упала с 18% до около 11%.

Критикующие утверждают, что извращённые стимулы сдерживают количество выплат. Компании предоставляющие ФПДы зарабатывают больше, когда имеют больше активов в своём управлении и инвестируют их в свои собственные фонды. Они поэтому стремятся извлечь выгоду от переубеждения доноров - которые уже получили свои налоговые вычеты - от произведения выплат со своих ФПД-счетов. И, т.к. деньги, сидящие в ФПДах растут в количестве от инвестиционного дохода, доноры ещё больше отвлекаются от расходования этих средств на благие цели. (К их чести, однако, большие поставщики ФПДов имеют инструкции распределять хотя бы часть денег с неактивных долгое время счетов. Если счёт в Fidelity неактивен в течение трёх лет, они напомнят об этом его владельцу. Если бездействие по счёту продолжится, Fidelity начинает выплачивать небольшие гранты от имени владельца. (вот здесь-то они похоже и переводят деньги из одного ФПДа в другой - прим. перевод.)

Ещё одна вещь, которая беспокоит, это то, что некоторые фонды используются не для того, чтобы отдавать, а для того, чтобы выгадывать: например, для того чтобы обойти правило минимальных 5% выплат по активам. Доноры могут переводить свои деньги из своих фондов в ФПДы как один из путей отчитаться по этой норме, при этом не переводя никаких денег на благотворительность. The Economist проанализировал гранты из случайной выборки около 4000 фондов. Около 40 из них направляли деньги в на счета ФПДов самых больших поставщиков ФПДов, что составило около 1% стоимости всех их поступлений. Это может показаться ничтожной суммой, но 11 из 40 более 90% своих выплачиваемых денег перевели поставщикам ФПДов. Это не противозаконно, но это похоже на нарушение духа налогового кодекса.

Налоговая Служба поумнела в отношении некоторых проблем. Десятилетие назад они включали ФПДы в свой список “грязной дюжины” самых беспокоящих налоговых схем. Ещё одной проблемой было самообслуживание посредством ФПД: в одном случае в 2006-ом, поставщик ФПДов из Калифорнии хвастался в своих рекламных материалах, что создавая счёт ФПД, сможет “получить выгоду донор или семья донора” и что с этого счёта можно оплачивать обучение детей донора. В этот же год, ФПДы были впервые определены в налоговом кодексе. Определённые уловки, такие как использование ФПДов для покупки билетов на благотворительные мероприятия или предоставление самому себе залога, были после этого запрещены.

Хотя такого рода схемы тяжелее провернуть, всё равно остаются возможности, в основном у небольших компаний, предоставляющих создание ФПДов, говорит Роджер Колинво (Roger Colinvaux) из Колумбийской Юридической Школы Columbus School of Law. Так мошенник может создать небольшую некоммерческую фирму, нанять себя в неё, направлять деньги в ФПД, требовать налоговые вычеты, а потом переправлять деньги обратно в некоммерческую фирму и выписывать себе большую зарплату, малооблагаемую налогами.

Благотворительность начинается дома

Другой заботой является использования ФПДов для обхождения “теста на поддержку со стороны общества”. Это правило ставит условие, что благотворительные организации обычно должны получать львиную долю своих поступлений от широкой общественности. Все остальные классифицируются как фонды. Креативный донор мог бы пожертвовать благотворительной организации через большое количество ФПДов, создавая ложное впечатление широкой общественной поддержки. В прошлом году Налоговая Служба анонсировала своё решение разобраться в этой возможности.

Но у Налоговой Службы не достаточно ресурсов, и эксперты говорят, что им очень трудно угнаться за всеми видами уловок. Озабоченность также вызывает использование ФПДов для конвертации неликвидных активов, таких как недвижимость или сложных для оценки ценных бумаг, в доллары благотворительности. Некоторые боятся, что система оценки открыта для спекуляций. Доноры, которые хотят получить лучшую цену и максимизировать налоговые вычеты, обычно нанимают третью сторону для оценки. Слежение за этим процессом требует очень много времени и стоит очень много денег, поэтому редко проводится. В исследовании, проведённом Общей Инспекцией Казначейства (Treasury Inspector General) для Администрации по Налогам (Tax Administration), рассмотрели неденежные подарки в 2010 году. Оказалось, что около 60% из них не подходили под требования отчётности и никакие из них не были подвергнуты исследованию со стороны Налоговой Службы.

Более того, ФПДы часто используют для направления денег на политические кампании и лобби, а не на то, что большинство подразумевает под “благими целями”. Доноры этих групп также могут использовать ФПДы для того, чтобы скрыть свои личности. Одно из исследований Роберта Брюлла (Robert Brulle) из университета Drexel University в Филадельфии, отследило пожертвования лобби против изменения климатического изменения в Америке. Он открыл, что в 2009 и 2010 около четверти пожертвований, которые можно было проследить, пришли через the Donors Trust, расположенного в Вирджинии поставщика ФПД. И нет никакого способа узнать источника этих денег.

Поклонники ФПДов заявляют, что такие случаи - это исключения из правил, и что большая часть денег идёт на безусловно хорошие цели. Многие жертвуют щедро и искренне. Но озабоченность тем, что ФПДы используются для получения богатеями финансовых выгод от финансирования того, что они бы финансировали и без них, останутся - и что больше преимуществ получают доноры, а не получатели благотворительной помощи. В настоящий момент, недостаточно доказательств того, чтобы заключить, что они становятся источником общего подъёма в расходах на благотворительные цели. Многие филантропы поют песни ФПДам. Но это не доказывает их ценности для общества как института.

источник: The Economist,  March 25th 2017, перевёл egoi7t