22 мая 2017

Унижение мусульман не поможет Китаю построить новый шёлковый путь

Китайские чиновники описывают отдалённую западную провинцию Синдзянь (Xinjiang) как “главную область” на обширной части территории, которую покрывает грандиозная “Инициатива Пояс и Дорога” (Belt and Road Initiative) (Новый Шёлковый Путь), предназначенная для укрепления экономических связей с Центральной Азией и регионами за её пределами. Они надеются,
что богатство, созданное благодаря этой схеме поможет сделать провинцию Синдзянь более стабильной - в течение многих лет её мучает случаи насилия со стороны сепаратистов, которые, по словам Китая, имеют подпитку от глобального джихадизма. Но власти не ждут. В последние месяцы они усилили свои попытки задушить исламскую идентичность этнических уйгуров, проживающих в Синдзяне, как следствие страха того, что любое публичное проявление их религиозных верований может принять военизированный характер.

10 млн уйгуров Синдзяня (около половины населения провинции) уже давно привыкли к жестокому сдерживанию: запрет на несанкционированный паломничество в Мекку, предписания для студентов не поститься во время Рамадана, серьёзные ограничения на ношение исламской одежды (женщины с покрывалами, скрывающими лица, часто не допускают на автобусы), запрет входа в многочисленные мечети лицам до 18 лет и т.д.

Но с тех пор как в прошлом августе Чен Куангуо (Chen Quanguo) вступил на должность главы Коммунистической Партии Синдзяня, он ввёл ещё более жёсткие меры - очевидно, получив удовольствие от разрушения инакомыслия в Тибете, где он служил лидером партии до назначения в Синдзянь. Как и в Тибете, многим жителям Синдзяня было сказано передать свои паспорта в полицию и получать разрешение на выезд за границу. В одной из частей Синдзяне всем транспортным средствам было предписано установить спутниковые следящие устройства. Также было проведено несколько показательных актов, называемых чиновниками “громовая сила”, которые включали парад военнизированных сил по улицам городов.

В прошлом месяце новые правила приняли силу, они запрещают “ненормальные” бороды. Они также обязали работников транспорта сообщать полиции о женщинах, закрывающим лица или носящим одежду, полностью скрывающую тело, и запретили “называть детей ради излишнего подчёркивания религиозных предпочтений”. Неофициально попавший в прессу список запрещённых имён включает имена Мухаммед, Мекка и Саддам. Родители не смогут получить жизненно-важные регистрационные документы для прописки детей с неодобренным именем, что означает, что им будет отказано в бесплатном школьном образовании и медицинской помощи.

Жителей также попросили шпионить друг за другом. В Урумчи (Urumqi), столице региона, местные жители могут сообщать об угрозах через мобильное приложение. Людям, живущим на Алтае на севере Синдзяня, пообещали вознаграждения до 5 млн юаней ($720 000) за наводку на боевиков - более чем в 200 раз больше местного дохода на человека.

По всему Синдзяню жителей попросили информировать власти о любых религиозных событиях, включая свадьбы и обрезания. Государство также проверяет лояльность своего собственного народа. В марте чиновник из Хотана (Hotan) на юге Синдзяня был понижен в должности за “скромность” в “борьбе против религиозного экстремизма”, потому что он решил не курить перед группой мулл.

Ходят слухи, что мистер Чен претендует на место в управляющем Политбюро, которое появится во время перетасовки кадров позднее в этом году. Проявления стойкости могут помочь ему снискать расположение президента Китая, Си Дзинпиня, который призвал к “великой железной стене” для охраны Синдзяня. Расходы на безопасность в Синдзяне были почти на 20% выше в 2016 году чем в предыдущем. Реклама вакансий в сфере безопасности увеличилась более чем троекратно в прошлом году, замечают Джеймс Лейболд (James Leibold) из Университета Ла Троуб (La Trobe University) и Адриан Ценц из Европейской школы культуры и теологии в Корнтале, Германия (European School of Culture and Theology at Korntal, Germany).

Уйгуров обвиняют в нескольких недавних атаках в Синдзяне. В одной из них в феврале, в южной префектуре Хотана, трое мужчин, вооружённых ножами, убили пять человек и ранили нескольких других перед тем, как их застрелила полиция (местные репортёры предположили, что насилие произошло после того как уйгурскую семью наказали за проведение молитвенных сессий дома). Чиновники могут поздравить себя за успех своих тактик; число зарегистрированных крупномасштабных атак со стороны уйгуров внутри и вне пределов Синдзяня снизилось за последние 18 месяцев. Хотя как и в Тибете, навязчивое наблюдение и ограничения на выражение культуры подпитывает в людях отчаяние. “Сообщество как фрукт”, говорит водитель-уйгур из Кашгара. “Надави на него посильней, и он лопнет”.

источник: The Economist, May 6th, 2017, перевёл egoi7t