06 мая 2017

Про инфраструктуру в США

Мы упали и не можем подняться
Инфраструктурный план Дональда Трампа а) слишком маленький б) нерабочий с)подарок богачам д) всё выше сказанное

автор Мэттью Бондарь/Купэр (Matthew Cooper)



Это было раннее мартовское утро на улице К (K Street) в городе Вашингтон, Округ Колумбия (Washington, D.C.) – бульваре ставшем синонимом политического влияния как Пятое Авеню в Нью-Йорке является синонимом высококлассного шоппинга или Шамп-Элизи ассоциируется с любовью. Лоббисты и юристы, бюрократы и банкиры собрались на конференцию, посвящённую кошмару в американской инфраструктуре. И многие из них были в таком состоянии апатии, что даже стильная модель вагона метро рядом с кофе и круассанами не смогли бы поднять им настроение.
Они все знали, что президент Дональд Трамп обещал огромный план по реконструкции американской инфраструктуры с того самого дня, когда он сошёл с эскалатора Башни Трампа (Trump Tower) в 2015-ом году и объявил о своей маловероятной цели по попаданию в Белый Дом. И все они знали, что никакого плана до сих пор не было анонсировано. И многих людей это задевает, даже злит. Те, кто живёт за счёт щедрости государства, желают, чтобы его риторика превратилась в золотой дождь из долларов. И те миллионы американцев, что застряли в траффике (средний водитель стоит в пробке 43 часа в год) или закатывают свои глаза по поводу плачевного состояния аэропорта Нью-Йорка LaGuardia Airport – это состояние вице-президент Джо Байден (Joe Biden) и Дональд Трам сравнили со странами третьего мира – хотят, чтобы кто-нибудь (любой!) сделал что-нибудь (что угодно!), чтобы справиться с этим чёртовым беспорядком.

Прожёвывая блинчики с нутеллой и смузи с силой зелени, большая часть экспертов на этом мероприятии сильных мира сего также была съедаема серьёзной обеспокоенностью насчёт того, что предложит президент, чтобы, как он обещал, «полностью решить проблему американской инфраструктуры». Секретарь по транспорту Обамы Рэй ЛаХуд (Ray LaHood) говорит, что «Америка – это одна большая колдобина» и жалуется, что поднятие налога на топливо или принятие других здравых мер для решения транспортной проблемы в стране находятся вне обсуждения. Сенатор Шелдон БелыйДом/Уайтхаус (Sheldon Whitehouse), демократ с Острова Род (Rhode Island), боится, что план Трампа может обернуться источником бессмысленных трат на частных инвесторов. Даже консервативный Представитель от Республиканцев штата Техас Блэйк Фэрентхольд (Blake Farenthold) сомневается, что радужные сценарии получения незначительного количества государственных денег и использования их для соблазнения  частного сектора на строительство тонн дорог сработает. «Это будет сложно», говорит он.
Позже этим утром, в нескольких кварталах, в Белом Доме, президент встретился со своей командой, занимающейся инфраструктурой, включая секретаря по транспорту Илэйн Чао (Elaine Chao), и ведущих консультантов, и нью-йоркских миллиардеров, которых Трамп выбрал, чтобы возглавить своего рода бизнес совет для своего плана по инфраструктуре: Ричард ЛеФрак (Richard LeFrak), чья семейная компания является монстром в сфере недвижимости Нью-Йорка, и Стивен Рот (Steven Roth), один из самых больших риэлторов Готэма (Gotham) (Нью-Йорк называют Готэмом больше 100 лет - прим. перевод.). Президент сообщил группе, что хочет видеть как деньги идут на ремонт дорог, мостов и канализации немедленно, и он не хочет, чтобы штаты задерживали процесс бюрократическими задержками. Но все, кто надеялся на конкретные, ну вы знаете, детали, были приняты за дураков.

Трамп не презентовал свой план в тот день или в любой другой день. Мы увидели только отблеск идеи, которой он слегка коснулся в своём обращении к Конгрессу в марте, когда призвал к инвестициям в инфраструктуру в размере $1 трлн. Но он оставил неясным сколько из них будет возложено на прямые государственные расходы на дороги, мосты и т.д., а сколько примет форму налоговых поблажек для стимулирования частных компаний на постройку таких объектов. Президент увеличил замешательство пару недель спустя, когда выбросил свой желаемый вариант бюджета на рассмотрение Конгрессу - тот, который приковал всё внимание завышенными расходами на оборону и предложением закрыть Национальный фонд поддержки искусств (National Endowment for the Arts) - там не было строчки с расходами в $1 трлн на дороги и мосты. На самом деле, предложенный им бюджет содержал меньше расходов на инфраструктуру, чем тратилось в настоящий момент, а программы, такие как Гранты на Развитие Общественных Кварталов (Community Development Block Grants, программа принята в 1974 году, в 2011 году 32,7% пошло на общественную инфраструктуру, 24,8% - на строительство домов, 15,1% - на администрирование и планирование, 11,4% - на коммунальные услуги - прим. перевод.) серьёзно урезались.

Трамп и чиновники администрации всё повторяют, что большой инфраструктурный план грядёт, возможно присоединённый к ещё одному законопроекту - “Я возможно внесу его вместе с чем-нибудь ещё, потому что это очень популярная вещь”, сказал он в интервью The New York Times ранее в этом апреле. Но до сих пор все лишь гадают. Лидер Меньшинства (демократов) в нижней палате Конгресса Нэнси Пелози (Nancy Pelosi) продолжает вопрошать “Где законопроект?”, и республиканцы, похоже, знают не больше неё. Главный член нижней палаты Конгресса по вопросам инфраструктуры, Билл Сапожник/Шустэр (Bill Shuster), республиканец от Пенсильвании, который возглавляет комитет по транспорту, думает, что Трамп может втиснуть свой план в пересмотр бюджета Федеральной Администрации по авиации (Federal Aviation Administration), который просто обязан быть одобрен позднее в этом году. Некоторые думают, что план могут впихнуть в предложение о большой налоговой реформе, но это кажется маловероятным, т.к. многие демократы обещают блокировать любой пакет законов, пока Трамп не опубликует свой отчёт по налогам. А это кажется так же вероятно как и то, что он променяет свой курорт Mar-a-Lago на квартирку на шестом этаже, в доме без лифта.

Для президента с большим количеством отрицательных сторон, массивная интервенция в инфраструктуру обладает необычной привлекательностью для каждого. (Во время президентских праймериз, и Трамп, и Берни Шлифовальщик/Сандэрс (Bernie Sanders) часто ссылались на дороги и аэропорты в Абу Даби (Abu Dhabi), ОАЭ или Инчоне (Inchon) в Южной Корее во время того, как оплакивали жалкое состояние американской инфраструктуры.) Опросы показывают, что огромная доля американцев одобряет бОльшие траты на инфраструктуру, что не является сюрпризом в стране, где дороги цветут, канализационные трубы протекают, мосты прогибаются, а плотины прорываются. В марте Американское Общество Гражданского Строительства, АОГС (American Society of Civil Engineers, ASCE) дало стране оценку D+ (наша 2 с плюсом - прим. перевод.)) в своём сильно ожидаемом отчёте, который публикуется раз в четыре года. В этом отчёте также говорится, что нужно около $2 трлн, чтобы привести состояние инфраструктуры страны в хотя бы посредственное.

Это ошеломительная цена, но это тот полёт на Луну, которого похоже хочет каждый. Это может быть отличным временем, чтобы сплотиться вокруг широко признанной проблемы (это не борьба с фейковыми новостями; каждый может видеть выбоины),  и это прекрасное время для взятия в долг в больших объёмах (ставки по процентам низкие) для финансирования этих так нужных ремонтов. Но это маловероятно, потому что в Вашингтоне, ежедневные схватки по поводу денег спускают под откос даже разделяемые всеми цели: “Давайте будем иметь хорошие дороги и аэропорты мирового класса!” И это не является всего лишь ещё одним примером паралича Конгресса. По всей стране голосующие требуют решения, но не хотят платить за него налоги. Дороги - это не единственная вещь, которая изрезана колеями, коррумпирована и устарела. Такова и политическая система, которая возможно не может с ними справиться.

Йоу! Простимулируй ЭТО!

Как проложить национальные дороги, построить каналы и сделать природное изобилие страны доступным торговле было насущным вопросом со времён отцов основателей. Александр Хэмильтон (Alexander Hamilton) отдавал предпочтение агрессивной программе финансируемых за счёт долга “внутренних улучшений” для дорог, каналов, портов и иже с ними. Его идеологический наследник, сенатор от штата Кентакки Хенри Глина/Клэй (Henry Clay), сделал себе имя в начале 1800-х, продвигая “американскую систему” улучшений, которая была ешё более агрессивной чем схемы Хэмильтона, в которых национальное правительство делалось ответственным за нужды транспорта. В 1850-х, новая Республиканская Партия Эбрэхэма Линкольна (Abraham Lincoln) отдавала свои силы, чтобы остановить распространение рабства, но также много усилий уделяла инфраструктурным проектам, прежде всего постройке трансконтинентальной железной дороги. Апофеозом государственного строительства инфраструктуры была постройка системы межштатных хайуэев/шоссе в 1950-х при ещё одном республиканском президенте Дуайте ЖелезномКлыке/Айзенхауэре (Dwight Eisenhower). Его расползающиеся ленты бетона изменили США, побудив рост пригородов и массовое распространение машин.

Все те политики знали, что инфраструктурные проекты заставляют экономику работать. Когда они исполнены хорошо (в отличии от уничтожения округов или строительства мостов в никуда), то делают жизнь лучше для многих людей. И во времена экономической рецессии, отправление людей на работу, где требуется “махать лопатой”, обеспечивает важный кейнсианский стимул - хотя в условиях почти полной занятости в экономике, он имеет меньшее влияние, когда вы просто превращаете бариста в укладчика кирпичей. Такова была идея в основе пакета стимулирования Обамы в 2009-ом, который бы имел больше расходов на дороги, если бы республиканцы не настояли на сокращении этого пакета.

США теперь уже не находится в рецессии, но Трамп был прав, сконцентрировав фокус на инфраструктуре во время президентской кампании. Страна тратила примерно на 20% меньше на воду и транспортную инфраструктуру, чем в 1959-ом - и это когда необходимо отвечать запросам сегодняшней более старой и большей по размерам сети дорог и канализации. Стоимость приведения инфраструктуры к более высокому стандарту - это “цена одного латте в день на семью - даже не на человека”, говорит Грэг ДиЛорэто (Greg DiLoreto), бывший глав водного района Tualatin Valley в Орегоне и глава по инфраструктуре в АОГС.

Мост из 1840-го

Когда прорвала дамба Оровилль (Oroville) в Северной Калифорнии (Northern California) ранее в этом году, это стало ещё одним напоминанием (как крушение моста на межштатной дороге в Миннесоте (Minnesota) в 2007-ом), что остро необходим ремонт инфраструктуры - на севере, юге, востоке и западе, в красных штатах и голубых штатах, больших городах и маленьких. В Вашингтоне, известный Мемориальный Мост (Memorial Bridge) требует серьёзного ремонта. На севере Нью Джёрзи/Нью Джерси (New Jersey) мосту Portal Bridge на северовосточном железнодорожном корридоре 104 года, он построен на основании проекта популярного в Великобритании в 1840-х и частично сделан из дерева. По всей стране, АОГС нашли 60 000 структурно несовершенных мостов. Дженнифер Коган/Кохан (Jennifer Cohan), секретарь по транспорту штата Делауэр (Delaware), носит повсюду кусок бетона, который отвалился от одного из мостов штата. И ей не нужно ждать пока ей свалится кирпич на голову, для того, чтобы понять, что Америка разваливается.

Но план Трампа, во всяком случае то немногое, что мы знаем о нём, похоже вряд ли сможет снять кого-то в целости с этого викторианского моста, не говоря уже о решении многих других инфраструктурных болезней, как национальная электрическая сеть. Зачатки этого плана находятся в статье, написанной экономистом Питэром Наварро (Peter Navarro), профессора бизнес-школы, который стал советником по торговле в протекционистском Белом Доме Трампа, и Уилбора Росса (Wilbur Ross), неприлично богатого секретаря по торговле. В ней критикуется традиционный призыв от Хиллари Клинтон к государственному финансированию инфраструктуры и взамен этого предлагается снижение налогов как средство привлечения частной индустрии, чтобы те оплатили ремонт дорог, мостов, канализации и всего остального.

Перевод: Трамп не хочет, чтобы федеральное правительство тратило много денег, нанимая людей на прокладку дорог и строительство мостов. Он любит план со снижением налогов/налоговыми вычетами, созданный для привлечения частного сектора для строительства дорог и мостов, чтобы это обернулось прибылью для этого частного сектора. Креативная бухгалтерия состоит в том, что ты даёшь $167 млрд в виде урезания налогов в течение 10 лет, и это даёт толчок для около $1 трлн частных инвестиций.

В теории, нет ничего плохого в частных инвестициях в инфраструктуру, но многие отчаянно нуждающиеся в исполнении проекты представляют очень маленькие шансы вообще быть прибыльными для инвесторов. Ребята, которые помогли построить дополнительные дорожные полосы в пригороде Вашингтона, получат хорошие доходы на инвестиции, потому что дороги забиты, и существуют много богатых водителей, которые готовы заплатить за так называемые “полосы для Лексусов”. Но не существует реалистичной возможности получения прибыли с ремонта, скажем, сельской дороги в Западной Вирджинии (West Virginia). Спикер Белого Дома Пол Райан (Paul Ryan) беспечно игнорирует такую неудобную правду, в то время как расхваливает свою уверенность в том, что каждый $1 целевого снижения налогов/налоговых вычетов может побудить $40 затрат на инфраструктуру. В интервью, которое Трамп дал The New York Times, заложен скептицизм по поводу частного финансирования. “Мы ещё не определились насчёт государственного/частного”, говорит он. “Есть вещи, которые хорошо работают с гос/частными инвестициями. Есть вещи, которые не работают.” Также как с его переменами по поводу такого большого числа вопросов, как с Сирией, когда он изменил позицию с твёрдого невмешательства до лоббирования ударов крылатыми ракетами по авиа силам Башара аль-Асада (Bashar al-Assad), никто не может быть уверен, что ожидать от его Белого Дома.

Ещё одной проблемой, связанной со схемой налоговых поблажек, является то, что вероятнее всего она субсидирует те проекты, которые уже находятся в работе, а не стимулирует новые инвестиции. “Мы не хотим оказаться в ситуации, где это будет подарком бизнесам, которые собираются сделать это в любом случае”, говорит Шелдон БелыйДом/Уайтхаус (Sheldon Whitehouse), сенатор-демократ с Острова Род/Род Айленда (Rhode Island).

“Частные инвестиции важны, но никоим образом достаточны”, говорит Эд Рэндэлл (Ed Rendell), бывший мэр Филадельфии (Philadelphia) и губернатор штата Пенсильвания (Pennsylvania), который является соглавой Строя Американское Будущее (Building America’s Future), двухпартийной группы, настаивающей на бОльших инвестициях в инфраструктуру. “Налоговые льготы могут иметь только ограниченный эффект. Львиная доля должна идти от федерального правительства. Не тратьте время зря.”

Плохая игра международных финансов

Даже если схема налоговых льгот смогла бы сработать, это не будет иметь значения, потому что у Трампа нет механизма их оплаты. На Капитолийском Холме (Capitol Hill) рассматривают со всех сторон идеи того, как же получить те триллионы долларов, которые американские корпорации вывели зарубеж, потому что не хотят возвращать их к себе домой, потому что боятся столкнуться с высокими корпоративными налогами США. Если государство серьёзно снизит налоги на вернувшиеся денежные средства, так там размышляют, у корпораций будет больше денег, чтобы инвестировать здесь, а государство получит налоговые поступления, которые можно будет направить на инфраструктуру. Это звучит как отчаянная попытка только потому, что это она и есть. И выглядит маловероятным, что такое “примирение/убежище” уклоняющихся от налогов мультинациональных корпораций вообще когда-нибудь сможет пройти через Конгресс.

Ещё один повод для печали: представьте на минутку, что инфраструктурный план, основанный на налоговых льготах, выполним. Он всё равно не много сделает для уровня безработицы, потому что скорее всего перетасует рабочие места, а не создаст новые.

Хотите предостережение размером с Дамбу Хувэра/Гувера (Hoover Dam)? Даже если план Трампа примут, и он хорошо сработает, это будет всего лишь одиночный выстрел. Он не затрагивает многие основные причины, по которым лихорадит американскую инфраструктуру. Например, американцы платят за шоссе в большинстве своём через федеральный налог на топливо. Но этот налог не поднимался в течение 18 лет, и при размере в 18,4 центов за галлон бензина (24,4 за галлон дизельного топлива) (стоимость галлона бензина в США в районе 2,5 долларов - прим. перевод.), он незначителен, и его намного превосходит резкое изменение цен на топливо (так с 1995 по 2000 цена на галлон бензина была в районе 1 доллара - прим. перевод.) В эру автомобилей, у которых со временем всё меньше и меньше расход бензина, он приносит даже меньше с каждым годом. Пять лет назад, Конгрессу пришлось опустошать другие разнообразные фонды и использовать фискальные трюки только лишь, чтобы поддерживать приток денег в трастовый фонд. Эта проблема будет становиться только хуже с улучшением расхода бензина у машин.

Любое предложение повысить налоги на топливо обречены в Республиканском Конгрессе, но если это не в планах Трампа, то должно быть, как и стоит появиться некоторым новым идеям как взимание налогов с людей, основываясь на количестве миль, которые они проехали, а не того, сколько топлива они потребили. Это повлечёт за собой установку беспроводных считывателей на одометры, небольшая порция технологий, не так уж отличающаяся от электрических счётчиков в домах, но скорее всего, которая поднимет шум о конфиденциальности частной жизни от тех, кто боится, что государство следит за ними.

Хотя до сих пор большая инициатива Трампа по инфраструктуре идёт по тому же неспокойному пути, что и план в области здравоохранения. Говорить в радужных терминах о решении, не предоставлять никаких деталей и не заручаться поддержкой общества - затем выдвинуть план, который никому не нравится и смотреть как он погибает.

Это может быть преступной растратой возможности, потому что, как строителю, Трампу доверяют в этом вопросе. На собрании рабочих строителей в апреле Трамп хвастался, “Вы когда-нибудь думали, что увидите президента, который знает сколько бетона и арматуры можно уложить за один день?” Возможно нет, но шаткое основание его плана по инфраструктуре предполагает, что есть много вещей в работе президента, которых он всё ещё не знает.

источник: Newsweek, May 05, 2017, перевёл egoi7t