09 мая 2017

Китай пробует новый подход к проблеме бедности

Большинство родственников Тян Шуаня (Tian Shuang) пасут коз на скудных холмах провинции Ниньсиа (Ningxia), одной из самых бедных частей западного Китая. Но в прошлом году мистер Тян приехал в Миннинь (Minning), небольшой городок в долине, когда местное правительство, в рамках программы борьбы с бедностью, дало ему работу по выращиванию грибов и декоративных растений в коммерческом садовом хозяйстве. Его имя, адрес и доход (20 000 юаней в год или $2 900 - в шесть раз больше минимального размера оплаты труда) написаны на дощечке на двери его теплицы.


Имя Тяна также вывешено на стенах здания городской администрации, вместе с другими 409 людьми этой местности, которые, в случае отсутствия помощи, жили бы за местной чертой бедности, которая составляет 3 200 юаней в год (что примерно на  40% выше национального минимума, но всё равно не достаточно для покупки мяса чаще чем раз в неделю или трат на новую одежду). Город ведёт список проблем и нужд каждого из бедняков. Тридцать семь бедны из-за проблем со здоровьем, 77 - включая некоторых родственников Тяна - живут в изолированных суровых районах; 95 - инвалиды, и т.д. Также учитывается помощь, оказываемая государством каждому лицу, как предоставление работы, солнечный генератор или корова.


Миннинь - это образцовый город. Используемая здесь схема смягчения проблемы бедности была введена Си Дзинпинем, президентом Китая, в период с 1999 по 2002, когда он был губернатором Фудзяня (Fujian), богатой провинции на юге страны. (Фудзянь связана с провинцией Ниньсиа в рамках национальной попытки распространить опыт и деньги богатых районов на бедные) Система, пионером которой стал Миннинь теперь распространяется по всему Китаю. Она сфокусирована на бедных людей, и на создание индивидуальных планов для каждого из них, а не просто помощи в развитии бедных районов в надежде, что богатство просочится бедным. Другие страны тоже пробуют такой подход, но Китай является одной из немногих развивающихся наций, чья бюрократическая система достаточна велика и обладает достаточными влиянием, чтобы сделать это хорошо.


Китай был до сих пор героем среди стран мира по усилиям снижения бедности. Он избавился от бедности в городах (хотя бы по определению) и снизил число сельских жителей, живущих за чертой бедности в 2 300 юаней в год в ценах 2010-го года с 775 млн человек в 1980-ом до 43 млн в 2016-ом. Его цель теперь состоит в отсутствии живущих за чертой бедности к 2020-ому году.


Два года назад мистер Си установил эту цель как одну из главных задач своего президентства. Он называет её “основной задачей для строительства умеренно процветающего общества” (которое Коммунистическая Партия хочет создать к своему 100-летию в 2021-ом году) Политически, снижение бедности важно, потому что, как говорит один из членов партии, пока Китай не решит проблему неравенства доходов, легитимность партии будет под вопросом. Партия обязана обладанием власти мятежу, который питали страдания деревни. Она не хочет, чтобы её обвиняли в неудаче в выполнении своего обещании избавить их от этих страданий.


Но последний этап в снижении бедности будет самым сложным. Успех Китая до сих пор базировался в большой степени на экономическом росте, который создавал рабочие места для трудоспособного населения. Финальный этап будет дорогостоящим и сложным, потому что многие из оставшихся бедняков бедны ввиду своей физической или умственной недостаточности и не могут удержаться на какой-либо работе. Недавнее государственный опрос показал, что 46% бедняков Китая были бедны из-за состояния своего здоровья.


Индивидуальный подход может помочь в этом деле. К 2014-му году правительство составило “регистр бедных домохозяйств”, каждого человека и домохозяйства, находящихся за чертой бедности. На следующий год они сказали, что должен быть разработан персонализированный план помощи против бедности для каждого, включенного в этого регистр. Филиппины и Мексика также ведут такие регистры - они могут помочь с отслеживанием статуса бедняков, определением их потребностей и (в теории) предотвращением растраты средств и коррупции.


Есть признаки, что Китай действительно улучшает свою основную форму помощи бедным, которая называется “гарантированные средства для существования”, или дибао (dibao). Программа дибао была печально известна своей неэффективностью. Многие домохозяйства, которые подпадали под выплаты, не получали их из-за коррупции или бюрократических проблем. Исследование Мирового Банка (World Bank) выяснило, что между 2007 и 2009 годами, лишь 10% из тех, кто получали дибао, имели доходы ниже черты бедности до получения дибао (т.е. 90% тех, кто получал дибао, не подпадали под условия выплат) (так понимаю, просто записывались в регистры и получали дибао те, кто был в родственных/дружеских отношениях с местными чинушами из КПК - прим. перевод.). Система также была коррумпирована. В 2015 году у чиновника из провинции Хенан (Henan) обнаружили 267 депозитных счетов на имена очень бедных людей, с которых он изъял для себя 500 000 юаней, предназначенных для выплаты пособий.


Но это может измениться. Бедные люди получают больше профессиональной подготовки, как в Миннине. Проводилась борьба с коррупцией. Бэн Уэстмор (Ben Westmore) из ОЭСР,  клуба самых богатых стран, недавно перелопатил данные по домохозяйствам из пяти провинций, собранных исследователями из Пекинского Университета (Peking University). Он обнаружил, что в 2014-ом году около трети сельских домохозяйств, получающих дибао были за чертой бедности - не очень хорошо, но лучше чем вышеуказанные 10%. В провинции Гуаньдунь (Guangdong) на юге, там, где в числе первых стали фокусироваться на индивидуальных потребностях, более половины получателей помощи были за чертой бедности. (ну в этой провинции и хватка КПК поменьше, меньше бюрократии, это известная более свободная Дельта Жемчужной Реки, может в этом дело?)) - прим. перевод.)


Всё же ещё впереди длинный путь: большинство бедных домохозяйств не получают деньги дибао. В выборке, которую изучал Уэстмор, 75% людей не получали. Также едва ли помогает то, что регистры бедности и данные по выплатам дибао ведутся разными государственными департаментами, которые не связаны между собой.


Программа дибао, хотя и финансируется большей частью национальным правительством, управляется на местах. Это означает, что регионы могут сами устанавливать пороги бедности и уровень помощи. Некоторые установленные таким образом уровни бедности намного ниже национального минимума, а выплаты едва достаточны, чтобы не протянуть ноги. Общие расходы на дибао достигли максимума в 2013-ом и с тех пор падают - частично из-за того, что государство скупится. Китай тратит всего 0,2% ВВП на систему дибао, намного меньше сравнимых программ в других странах. Затраты на помощь бедным в Индонезии составляют 0,5% их ВВП.


Что ещё хуже, некоторые бедные люди даже не включены в регистры. В деревне с 100 бедных домохозяйств в провинции Шанси (Shanxi), только десять семей включены в регистр - друзья местного босса партии. Если регистры не соответствуют действительности, то и помощь бедным скорее всего испорчена.


Все эти усилия направлены только на экстремальную бедность в сельской местности. Правительство утверждает, что в городской среде бедности не существует, т.е., что в городах никто не зарабатывает менее 2 300 юаней ($333) в год. Но этот минимум слишком мал для городов, где стоимость жизни выше. Используя более реалистичные данные, Уэстмор обнаружил, что городская бедность на самом деле выше сельской в четырёх из пяти провинций, данные по которым он использовал в своём исследовании.


При текущих уровнях сокращения бедности (на 10 млн людей, живущих в экстремальной бедности, становится меньше в год), мистер Си должен достичь своей цели к 2020 году. Это будет приветствоваться как великое достижение. Но большие усилия государства всё ещё потребуются для помощи обездоленных. Это не знаменует окончание бедности в Китае.

источник: The Economist, April 29th, 2017, перевёл egoi7t